Презентация В.А. Прощенко с сайта НИС «КГД» (июнь 2018 г.)

13.06.2018
/ / /

Научно-исследовательское судно «Космонавт Виктор Пацаев» – последнее судно флота Службы космических исследований. Спасти и сохранить!

<#pic#3963###0#Презентация НИС КВП#>

Подробнее

ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЁТ (27.03.68г.) (Памяти Героев Советского Союза Ю.А. Гагарина, и В.С.Серёгина).

27.03.2018
/ / /

Стихи ветерана ВВС Александра РЯБЦОВА

ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЁТ (27.03.68г.)

(Памяти Героев Советского Союза

Ю.А. Гагарина, и В.С.Серёгина).

*********************************

«Я 625-й. Всё в зоне закончил.

Возвращаюсь на точку». (Спокойный доклад).

«Я 625-й. Пять двести… На точку

Разрешите заход». (Разрешили возврат).

Ничего о беде вроде не предвещало…

В шлемофон неожиданно фраза влетит:

«Самолетам на старте – всем взлёт запрещаю,

Запрещаю по связи в эфир выходить».

Где 625-й ? 625-й ??

Но эфир не ответил, молчанье лилось…

И всем стало понятно, до боли понятно,

Что с Гагариным – что-то… Но что? – вот вопрос.

А потом объявили: «Всем лётчикам – к штабу»,

Собрались, ожидали, тревога росла.

И куда-то уже отправлялся автобус,

И печальная весть о несчастье пришла.

От Москвы недалёко, лишь 100 километров,

У села Новосёлово, рядом – Киржач,

Вдоль деревьев в лесу срез оставлен посмертный

Самолётом упавшим… Земли слышен плач:

«Здесь 625-й, 625-й…».

Не эфир, а Земля даст ответ на вопрос…

Здесь всё стало понятно, до боли понятно:

«Спарка» врезалась в Землю, и всё взорвалось.

Из того, что нашли, – фото от Королёва,

Да в правах на авто – денег 40 рублей…

О беде не сказали жене, та болела

И в больнице была под присмотром врачей.

–.–.–.–

День полетов, по плану, закончиться должен.

Валя знала, что он не летал так давно.

Запрещали, но он понимал: его должность –

Должность лётная. Вот, разрешенье дано.

День полетов, по плану, закончиться должен.

Но душа её места себе не найдёт.

Телефоны молчат, и домашний – тот тоже,

И никто на звонок трубку там не берёт.

Позвонила соседке, та странно молчала,

Говорила, что Юра пока не пришёл,

Что с детьми всё в порядке, здоровья желала…

Разговор как-то быстро к концу подошёл…

Новый день наступил. К ней вошли: Терешкова,

Николаев, Попович… Случилась беда?…

«Юра? С Юрой несчастье? Когда?» –

Ужас в слове…

«Вчера утром…».

«Погиб???».

Ей ответили: «Да».

От Москвы недалёко, лишь 100 километров,

У села Новосёлово, рядом – Киржач…

Валентина упала, услышав о смерти,

И у чёрной воронки был слышен тот плач.

–.–.–.–

Мать приехала к месту, где «врезалось время»,

И по краю разорванной с неба земли

Обошла, поклонилась, погладила землю,

Материнские слёзы по щёкам текли…

А когда хоронили в Кремлёвскую стену,

Еле шла, старший сын её вёл и держал,

И твердила, твердила, как в оцепененьи:

«Месяц март Юру дал, месяц март и забрал».

Год рожденья его, вспомни, 34-й.

Ровно 34-ре Гагарин прожил.

Дата смерти совпала печальным аккордом

С днём рожденья отца… Случай? Кто сотворил?..

–.–.–.–

От Москвы недалёко, лишь 100 километров,

У села Новосёлово есть монумент,

Где в лесу срез деревьев оставлен посмертно,

Самолётом оставлен в последний момент.

Обелиск из гранита цвета крови застывшей,

Был похож:

– на крыло – из земли поднялось,

– на пропеллера лопасть –

над «спаркой» погибшей…

В авиации это давно повелось.

При подходе к нему перехватит дыханье

Приходящих и помнящих верных друзей.

Эта смерть причинила народу страданья,

И живёт эта боль до сегодняшних дней…

–.–.–.–

Среди елей, берёз из скворечников льются

Птичьи песни. И память о Юре живёт.

И улыбкой гагаринской дети смеются,

Поколенья другие уходят в полёт…

Бортовой номер «спарки», увы, 18…

Он в свои восемнадцать о небе мечтал.

Был простым пареньком из смоленского Гжатска,

А потом в СССР Юра гордостью стал.

Наш советский, наш первый

Космонавт во Вселенной,

Слишком рано закончил Земные дела,

Но останется в памяти всех поколений!

Космонавтика в дальний полёт позвала…

Подробнее

ПАМЯТИ КАПИТАНА ФЛАГМАНА

17.02.2018
/ / /

Как стало известно недавно, 14 декабря 2017 г., в Берлине, после тяжёлой продолжительной болезни ушёл из жизни Заслуженный капитан Министерства морского флота СССР ГРИГОРЬЕВ Георгий Фёдорович, капитан флагмана Морского космического флота НИС «Космонавт Юрий Гагарин».

Григорьев Г.Ф. родился 1 августа 1935 года, в г. Донецке, в семье врача. Биография его была сложной, как и у всех детей военного времени. С начала войны маму призвали работать в прифронтовой госпиталь, шестилетнего сына она взяла с собой. Кругом обстрелы, бомбёжки, в этой обстановке вместе они прошли всю войну. После войны мама будущего капитана, майор медицинской службы, продолжала работать зав. отделением в донецком госпитале. Учась в школе, Георгий стал мечтать о море. В пятнадцатилетнем возрасте самостоятельно поехал в Батуми, отыскал среднее мореходное училище, и поступил в него в 1951 году. Судоводительское отделение, на котором он учился, в 1952 г. перевели в Херсон. На третьем курсе учёбы в ХМУ, в 19 лет, Георгий женился (1954 г.) на студентке педагогического института Светлане. По окончании среднего мореходного училища, в 1955 году, начал свою трудовую деятельность с путёвки на остров Шпицберген в должности штурмана (до 1958 г.).

Эпизод из жизни 2-го штурмана Григорьева, заметка в газете «Полярная кочегарка» 7 декабря 1957 г. — «Человек за бортом!»

Этот сигнал был подан около 24 часов в воскресенье, 1 декабря, на буксирном пароходе «Донбасс». С пирса за отходом судна наблюдало много полярников – они также видели, как с носовой палубы упал в воду человек.

В том рейсе на Донбассе» было необычайно оживлённо. Пароход увозил большую группу полярников, возвращающихся на Родину. Вот прозвучали последние гудки, судно разворачивается и, набирая ход, всё больше удаляется от причала. С обеих сторон несутся прощальные приветствия. В тесноте кто-то задел на палубе трап, который ещё не успели закрепить по-походному, падая, он сбил с ног находившегося на вахте второго помощника капитана Георгия Григорьева.

Очутившись в беде, молодой моряк ни на секунду не потерял самообладания и способности быстро принимать решение. Вынырнув из воды, осмотревшись, он разглядел неподалёку от себя спасательный круг. Добраться до круга – значило отплыть ещё метров 15 дальше пирса. Но Г.Григорьев пошёл на это. Проталкивая круг впереди себя, он облегчил себе путь по затянутой ледяными блинами воде. У причала ему подали конец, но закоченевшие руки не держали. Тогда, продолжая оставаться в воде, он обвязался. Если учесть, что всё это происходило менее 10 минут, можно представить себе, с какой быстротой приходилось действовать. Потерпевшего немедленно доставили в больницу, где ему была оказана необходимая помощь.

Молодёжь советских рудников Шпицбергена хорошо знает Григорьева. Многие помнят, что ему принадлежит рекорд острова в прыжках в высоту, успешно он занимается и другими видами спорта. Несомненно, спортивная закалка помогла Григорьеву, пусть не сухим, но живым и невредимым, выйти из воды, даже без насморка.

После «Донбасса» морская служба продолжалась на судне «Шахтёрск», порт Баренцбург. Штурман Григорьев продолжал учёбу заочно, на судоводительском факультете в Одесском высшем инженерно-морском училище. Несколько лет он ходил старпомом на сухогрузах, в том числе на одном из первенцев Плавучего телеметрического комплекса «Ильичёвске». Это был рейс с экспедицией из 12 человек, с 11.07.1965 по 16.01.1966 г. Капитан теплохода Баларич К.А., начальник экспедиции Москалец А.П.

Путь на капитанский мостик обычно укладывается в 10 – 12 лет морской жизни, с трёх — четырёхлетним стажем безаварийной работы на каждой из четырёх штурманских должностей предшествующих капитанской. Высшее образование уже было, плюс хороший английский и, конечно, судоводительский опыт. Восемь лет он был капитаном крупнотонажного сухогруза «Мытищи», который совершал рейсы из Европы в Юго-Восточную Азию, Сингапур, Филиппины и Японию.

Капитаном флагмана Морского космического флота «Космонавт Юрий Гагарин» Георгий Фёдорович был назначен весной 1980 года и, оставаясь в этой должности до 1991 года, совершил на НИС «Космонавт Юрий Гагарин» 10 продолжительных экспедиционных рейсов, включая последний, 20-й. Фактически он был капитаном в половине рейсов «Гагарина», на котором до его прихода сменилось четыре капитана. В качестве капитана судна мы увидели человека строгого, но заботливого, хорошего хозяйственника, настоящего моряка, принципиально болеющего за дело и жизнь коллектива. Опыт заслуженного капитана просматривался во многом, в подготовке к длительным рейсам и подборе персонала, поиске и нахождении выходов из сложных ситуаций в рейсах. Григорьев, заслуженный капитан ММФ, самостоятельно, без приёма лоцманов мог провести крупное судно через пролив Босфор.

Эпизод. Перед очередным рейсом флагмана начальник космического ведом-ства Иванов В.Л. пригласил капитана Григорьева в Москву. На совещании он заслушивал доклады о подготовке своих подчинённых и готовности средств к обеспечению предстоящих космических полётов. Увидев сидящего в стороне Григорьева, Владимир Леонтьевич указал на стул рядом с собой: — Ваше место здесь, капитан! Так выразил Иванов, у которого второе образование – высшее морское, своё уважение к моряку.

В берлинской квартире Григорьевых хранятся фотоальбомы 80-ых. Вот капитан с женой в Москве на «Голубом Огоньке», посвящённом Дню космонавтики. Памятные фото с космонавтами Леоновым, Поповичем, Титовым, Серебровым и другими.

Март 1984 года, Одесса. На борт «Гагарина», прибыл целый отряд советских космонавтов во главе с генерал-лейтенантом Германом Степановичем Титовым и космонавтами: Николаевым, Быковским, Поповичем, Шониным. В кормовом музыкальном салоне судна осуществлялась видеозапись «Огонька» для Центрального телевидения: «Вас приглашают космонавты!». Вместе с космонавтами на судно прибыли известные артисты эстрады: Ирина Понаровская, София Ротару, композитор Тухманов, сатирик Петросян и другие. На личных фото капитана и его очаровательной супруги – памятные автографы космонавтов, артистов.

В своих длительных рейсах морской центр управления космическими полётами «Космонавт Юрий Гагарин» находился преимущественно у восточного побережья Канады, вблизи таинственного острова Сейбл. Над островом на космической орбите до шести раз в сутки, пролетали пилотируемые корабли и орбитальные станции на невидимых с территории Советского Союза витках. «Гагарин» вёл отсюда управление полётами, принимал телеметрическую информацию, был ретранслятором переговоров космонавтов с ЦУПом в реальном времени.

Февраль 1991 года, 20-й рейс флагмана. Капитан полным ходом ведёт «Гагарина» в Мексиканский залив, где совсем низко пролегала орбита станции, завершающей свою многолетнюю работу в космосе. Мировые СМИ бьют тревогу: «… многотонные элементы станции упадут на территорию Чили!». 7 февраля, «Салют-7» в зоне видимости судна. Командная радиолиния «Гагарина» посылает сигнал на включение тормозных двигателей орбитальной станции, и она прекращает свой полёт над Мексиканским заливом Атлантики.

По статистике двадцати совершённых рейсов, среднее количество персонала на борту «Гагарина» составляло 320 человек. Запасы топлива, воды и продовольствия, которые принимало НИС, были немалыми, но пополняли их регулярно. Плавучий центр управления полётами швартовался у причалов многих городов мира. Во время первого захода судна в канадский порт Сидни (провинция Новая Шотландия), капитан Григорьев был удостоен диплома и стал почётным членом элитного Клуба «Морской конёк», в списках которого значились капитаны крупнейших пассажирских лайнеров, а также – английская «железная леди» Маргарет Тетчер.

12 лет жизни отдал Г.Ф.Григорьев уникальному судну. Дальнейшую работу прерывает болезнь. С 1991 г. корабль науки перестаёт ходить в экспедиционные рейсы. Черноморское морское пароходство последовательно сокращается, а его моряки вынуждены работать в иностранных морских компаниях. А капитан?

Безупречная репутация и опыт открывают Заслуженному капитану ММФ СССР двери крупной судоходной немецкой компании. Григорьеву предложено работать на пассажирском судне. Пройдя стажировку на судне «Аркона», он поднимается на мостик комфортабельного лайнера «Колумбус-Каравелла» с многонациональ-ным экипажем, в составе которого оказались бывшие члены экипажа «Гагарина». Экзотические рейсы вокруг Европы и в Арктику, Гренландию и Исландию, в норвежские фиорды. Три года в круизных рейсах! Вновь, через 36 лет он увидел ледники Шпицбергена.

Затем, в 1994 году, был крупнотоннажный контейнеровоз «Итаджой» южноамериканской линии под флагом Багамских островов, он стал последним судном отважного капитана, работу снова прерывает болезнь. Из Аргентины на самолёте капитана доставляют в Европу. Он повторно переносит тяжелейшую операцию. Только мужество капитана, поддержка семьи и друзей, дали ему силы оправиться после тяжёлой болезни вернуться к полноценной жизни.

Но капитан Григорьев желает вернуться в море. Увы, Гамбургский арбайтсамт, ссылаясь на заключения врачей, отказывает ему в этом.

В русскоязычной газете, выходящей в Германии, Григорьев опубликовал объявление с просьбой откликнуться морякам торгового и рыбопромыслового флота. Подпись – «бывший капитан». Звонки со всех концов Германии! Рассказывали, кем и где плавали, особенно интересовались, в какие рейсы могут пойти. Многие думали, что собирают экипаж, просили: «Капитан! Пожалуйста, забери нас с собой в море!». Через интернет Григорьев знал все морские новости, создал в Берлине «Клуб одесситов» и несколько раз собирал тех, кто в «прежней жизни» знал, что такое море.

Как сообщила вдова Григорьева, Светлана Яковлевна, капитану часто снился один и тот же сон. Будто стоит он на мостике флагмана, взор направлен в морскую даль. С высоты сорока метров, хорошо видна даль горизонта и весь белоснежный корабль науки. Огромные барбеты мощных антенн венчают ажурные короны дальней космической связи. За ними дымит труба с символом эпохи социализма. За кормой – длинный шлейф от встревоженной глади океана. Впереди он вновь видит море.

Попутного ветра, капитан!

С глубоким уважением, от скорбящих о твоём уходе и

помнящих тебя моряков-гагаринцев, «космонавтов моря».

Подробнее

Фотогалерея к публикации Олег Егоров. О том, как коллектив моряков НИС «Академик Сергей Королёв» …

29.01.2018
/ / /

Размещаем отдельно галерею к публикации<#link#Олег Егоров. О том, как коллектив моряков НИС «Академик Сергей Королёв» спас от гибели не только транспортный грузовой корабль «Прогресс-13», но и всю дальнейшую программу полёта пилотируемой станции «Салют-7»#news:572#>

Подробнее

Олег Егоров. О том, как коллектив моряков НИС «Академик Сергей Королёв» спас от гибели не только транспортный грузовой корабль «Прогресс-13», но и всю дальнейшую программу полёта пилотируемой станции «Салют-7»

29.01.2018
/ / /

23 мая 1982 года, НИС «Академик Сергей Королёв» («АСК») находится в точке работ: 44º36′ СШ, 58º57′ ЗД (Атлантика, восточное побережье Канады).

Идёт второй месяц рейса, на борту: экспедиция 158 человек, экипаж – 118 человек.

На судовых часах второй час ночи, ждём точное время старта транспортного грузового корабля и начальные условия (НУ) из Центра управления полетами (ЦУП) для расчёта целеуказаний (ЦУ) по наведению антенн нашего морского центра управления полётами по кораблю «Прогресс», запускаемому для стыковки со станцией «Салют-7».

Группа управления на НИС «АСК» работает в две смены. Её первая смена заступила на дежурство по двухчасовой готовности. Время старта объекта и его номер наконец-то сообщили, но НУ по запущенному в космос «грузовику» не пришли. Без наличия НУ было невозможно рассчитать целеуказания для наведения судовых антенных систем на сопровождение «Прогресс-13». Расчётом ЦУ на судне занимались баллистики и сотрудники вычислительного центра (ВЦ) 3-го отдела экспедиции, то есть моё отделение и мои помощники. Отсутствие ЦУ очень обеспокоило начальника экспедиции Валентина Сергеевича Феоктистова. По громкой связи вышли на подмосковный ЦУП (ЦНИИМАШ, Подлипки). Сменный руководитель группы реализации (СРГР) ЦУПа после длительной паузы сообщил: «НУ и целевые указания по работе с бортом «Прогресса» готовятся».

Далее кратко привожу содержание отрывка из книги ветерана космического флота Олега Максимовича Павленко «Океанские опоры космических мостов», где он описал этот момент из жизни 13 экспедиционного рейса «АСК»:

… Сменный руководитель группы реализации ЦУПа попросил подойти к микрофону руководителя региональной оперативной группы управления «АСК» Николая Ильича Букреева. В тот момент Букреев почувствовал напряжение и тревогу. СРГР сказал: говорить с Вами будет Юрий Петрович Семёнов (главный конструктор долговременных орбитальных станций Центрального конструкторского бюро экспериментального машиностроения (ЦКБЭМ). На Пункте управления измерительными средствами судна (ПУИС) наступила тишина. Юрий Петрович информировал, что по предварительной оценке, из-за ошибки при закладке уставок на наземном пункте, коррекция орбиты прошла с отрицательным результатом. Траекторные измерения на следующем витке показали — объект теряет высоту. Перезаложить уставки «Прогрессу» над Землёй уже не представляется возможным. Только «Королёв», находясь на трассе полёта «Прогресса», остаётся единственным пунктом, который может и должен исправить ситуацию. Баллистики ЦУПа смогут подготовить только программу для командной радиолинии (КРЛ) судна и переслать её вам для закладки на борт. Нас предупредили, что начальных условий для зоны видимости «Королёвым» «Прогресса» рассчитать не смогут, баллистики ЦУПа могут подготовить только рекомендации. Искать и принимать решение необходимо самим.

Одним из первых начал искать решение начальник экспедиции НИС «АСК» Валентин Сергеевич Феоктистов. На ПУИС были вызваны баллистики, начальник антенно-навигационного отдела Виктор Фёдорович Киселёв, технический руководитель комплекса «Мезон» Борис Александрович Кривошеев. Юрий Петрович убедившись, что начальник экспедиции и капитан его слышат, уточнил, что произошла внештатная ситуация. Под угрозой вся предстоящая программа полёта «Салюта» и «Союзов». Главная оперативная группа управления (ГОГУ) считает, что НИС «Академик Сергей Королёв» способен ликвидировать эту угрозу. Семёнов Ю.П. попросил принять все меры для выполнения программы предстоящего сеанса связи с «Прогрессом-13», предложил советоваться с ЦУПом по всем сомнительным пунктам программы. Пожелав удачи, он отметил, что все нужные специалисты на своих местах и на связи. Валентин Сергеевич заверил, что экспедиция и экипаж судна всегда помнят о том, что НИС носит имя академика Сергея Королёва и сделают всё, чтобы дело, начатое им, успешно продолжалось. Юрий Семенович ответил, что в этом никто не сомневается и пожелал удачи. Там, в ЦУПе, все надеются и убеждены – королёвцы помогут «Прогрессу-13» выполнить свою миссию и дальнейший полёт «Салюта» пойдёт по программе. Валентин Сергеевич с улыбкой добавил: «Велика Россия, а отступать некуда…!»

Ситуация с полётом транспортного корабля оставалась тревожной. Полёт на «Салют-7» первой основной экспедиции, стартовавшей в 13 мая 1982 года, проходил с участием командира экипажа Анатолия Николаевича Березового и бортинженера Валентина Витальевича Лебедева. Планы на использование «Салют-7» были грандиозными. Из шлюзовой камеры станции необходимо было вывести в космос мини-спутники, созданные студентами Московского авиационного института. В ходе программы 211-суточного космического полёта экипажу предстояло выполнить около трёхсот экспериментов и исследований. Полёты Долговременных орбитальных станций (ДОС) были стержнем космической программы СССР.

… Руководитель региональной оперативной группы управления на борту НИС «АСК» Николай Ильич Букреев отметил, что в мае 1982 года «АСК» внес существенный вклад в жизнь долгосрочной программы полёта «Салют-7». «Прогресс-13» летел к «Салюту», чтобы заправить его топливом и пополнить запасы воды, доставить оборудование, которое было снято со станции при старте (так как был перегруз). В ходе первой экспедиции посещения впервые на советском космическом корабле и орбитальной станции вместе с Владимиром Джанибековым и Александром Иванченковым работал космонавт Франции Жан-Лу Кретьен. Проводились биологические, технологические и астрофизические научные эксперименты, для чего «Прогресс-13» доставил на станцию необходимое оборудование и топливо, пополнил запасы воды и продовольствия.

«Прогресс-13» должен был заправить топливом станцию и поднять её орбиту своими двигателями. За сутки орбита «Салюта» снижалась на 500 метров. Если «Прогресс-13» не состыкуется, то космонавтам придётся покинуть станцию из-за снижения орбиты и окончания гарантийного срока корабля «Союз Т-5», на котором они могли вернуться на Землю. В общем, рушилась вся программа.

Начальные условия для «АСК» не предоставлены, а ЦУП несколько раз подчёр-кивал важность сеанса для закладки уставок на борт «грузовика». Была озвучена программа сеансов связи. Начальник экспедиции передал начальнику отдела траекторных измерений и приёма телеметрии Владимиру Леонидовичу Чуднову программу для работы командной радиолинии (КРЛ). Отделение выдачи команд приступило к тренировкам на пульте. Вся сложность заключалась в том, что объект входил в зону видимости с выключенными режимами телеметрии и командной радиолинии. Все были обеспокоены фактом понижения орбиты полёта «грузовика». Телеметрия, принятая наземными измерительными пунктами, показала повышение температуры наружней обшивки «Прогресса». Но траекторных измерений не хватало для прогноза изменений орбиты. Стало понятно, почему ЦУП просил зафиксировать и выдать ему данные наведения антенн по окончании нашего сеанса связи с «Прогрессом-13». Экспедиции пришлось много потрудиться, чтобы выполнить эту задачу. Но люди действовали быстро и уверенно!

Итак, через 82 минуты после ухода «Прогресса-13» из зоны видимости наземных измерительных пунктов должен был состояться сеанс связи с ним нашего судна. Главный конструктор станции предложил заложить необходимые уставки на борт «Прогресса» морскому командно-измерительному комплексу с тем, чтобы экстренно поднять орбиту космического грузовика, спасти его от неминуемой гибели. Одновременно НИС «АСК» мог проконтролировать результат коррекции и, таким образом, ЦУП смог бы заранее узнать о появлении «Прогресса» в зонах видимости наземных измерительных пунктов.

В тот момент всех деталей экстремальной ситуации с «Прогрессом-13» (от автора) ещё не знал. Начальник экспедиции поставил мне задачу: обеспечить целеуказаниями приёмо-передающий комплекс судна. Это нужно было сделать при полном отсутствии данных о полёте объекта, необходимых для расчёта параметров наведения антенн в зоне видимости НИС «АСК». Посмотрел на часы. До начала сеанса оставалось уже менее часа. Феоктистов понимал сложность поставленной задачи, но для уточнения спросил: есть ли какая-нибудь возможность получить результат?

— Посоветуюсь с антеннщиками, выработаем общее решение, только бы мне связаться с баллистиками ЦУПа для уточнения ситуации, — ответил я.

— Хорошо, действуйте, согласился Феоктистов, — вот микрофон для прямой связи с оперативным залом ЦУПа.

Выяснив в общих чертах все интересующие меня вопросы и особенности возможного расхождения параметров, отличных от прогнозируемых (после манёвров «грузовика» для выхода на промежуточную орбиту для сближения со станцией), уяснил себе главное: «Прогресс-13» может войти в нашу зону видимости раньше предполагаемого времени. Насколько могла снизиться орбита полёта за прошедшие первые два витка, ответить в ЦУПе не смогли.

Затем с начальником отделения судового комплекса «Мезон» уточнил возможности предварительного поиска объекта по азимуту до появления объекта на линии горизонта за 15 – 20 секунд до расчётного времени. Договорились с нач. отделения комплекса Согоконем Виктором Тарасовичем о порядке действий отделения «Мезон». Решено, мне необходимо рассчитать ЦУ, но антенна комплекса начнёт поиск объекта по ним за 15 – 20 секунд до начала прогнозируемого сеанса. Если «Прогресс» не будет обнаружен, тогда комплекс перейдет на автономный поиск объекта по азимуту. В случае фиксации «Прогресса», отделение комплекса продолжит наведение антенн с автокоррекцией от пеленгационной антенны.

Все понимали, какую ответственность беру на себя. Порядок работы всего комплекса практически зависел от созданных мной ЦУ. Но все понимали, что это единственный шанс запеленговать объект. В свободном поиске мы можем потерять время и объект может пропасть из зоны видимости судна, не получив на борт нужные уставки и уйдёт из нашей зоны видимости без замера параметров его орбиты. С другой стороны, поиск объекта по рассчитанным ЦУ забирает драгоценное время у специалистов наведения антенны при свободном поиске, так как для переключения с программного сопровождения на автономное также необходимо время, ведь крутить вручную махину-антенну не так-то просто. Обязать меня принять такое решение никто не мог, решение было принято интуитивно.

Спускаюсь из ПУИСа в свою лабораторию палубой ниже. Обе ЭВМ «Минск-32» находятся в состоянии готовности к работе, В машинном зале стоит тишина, лишь жужжат вентиляторы стоек шкафов с накопителями магнитных лент. Операторы расступаются, молча пропуская меня за рабочий стол. Принимаю доклад телеметристов о готовности к перезагрузке программы на обработку телеметрии с борта. Времени для расчёта осталось максимум 45 минут. Вычислил, что на каждый расчёт тратится около трёх минут и плюс анализ полученных данных — минута-две. Времени в обрез. На основании баллистической информации по предыдущим пускам и манёврам, используя аналогичные ситуации по сближению со станцией, произвожу анализ взаимного движения объекта и станции с учётом зоны видимости из точки местоположения «АСК». Выбираю несколько типовых вариантов начальных условий для расчётов ЦУ. Вместе с моим опытным помощником-специалистом, на двух ЭВМ готовим около десяти вариантов расчёта ЦУ. Среди всех вариантов наиболее привлекателен пятый вариант расчётов. Из всех других он выделялся максимальной по времени зоной видимости объекта (от горизонта до горизонта). Продолжительность зоны видимости составляет чуть более четырёх минут. В нашем распоряжении до начала предполагаемого сеанса оставалось 15 минут. По внутренней связи звучит вызов начальника экспедиции:

— 33-й, прошу сообщить результаты рассчёта ЦУ (специалистам антенного отдела пора ввести параметры зоны видимости объекта);

— Ответ: ещё не готовы;

— Понимаю, но время…, сказал начальник экспедиции спокойным голосом.

За опорный вариант выбираём начальные условия по пятому варианту. Немного изменяю баллистический коэффициент (с учётом торможения объекта атмосферой Земли): новые ЦУ дают практически аналогичный результат. Всё! Времени у меня больше нет, до сеанса остаётся 7 минут. Перфолента с параметрами наведения антенны заправляется в считывающее устройство и для всех приёмных антенных устройств «АСК» распечатываются ЦУ. По громкой связи слышу доклад начальника второго отдела Киселёва Виктора Фёдоровича на ПУИС: «ЦУ получены!».

Вхожу в зал комплекса «Мезон», за пультами наведения сидят самые опытные специалисты. Отдаю перфоленту оператору, которую он заправляет для считывания. Через несколько секунд слышна вибрация корпуса – это заработали электроприводы антенны, она начала разворачиваться по азимуту в расчётную точку входа «Прогресса», зону видимости НИС «АСК». Доклад начальника отдела траекторных измерений и приёма телеметрии Чуднова Владимира Леонидовича: «Комплекс «Мезон» к работе готов».

Стою в зале комплекса и поглядываю на стрелки судовых часов: до расчётной зоны входа «Прогресса-13» чуть более минуты. В зале настороженная тишина, под стук сердец операторов жужжат сельсины (системы индукционной связи), отрабатывающие поиск антенны. Техник навигационного отделения комплекса Чеботарёв Александр Иванович информирует с мостика: судно идёт выбранным курсом. Секундная стрелка приблизилась к началу зоны видимости. Дёрнулась перфолента, ввелись маркеры с параметрами наведения антенны комплекса «Мезон». Поползли секунды отсчёта: пять, семь, девять – сигнала нет. В душе жуткое напряжение. Стою не дыша. Неужели ошибка?! Секундная стрелка уже перевалила за десять секунд. Вижу, как Виктор Тарасович Согоконь, зам. начальника 2-го отдела, подносит микрофон к губам, чтобы отдать команду на автономный поиск «Прогресса», переведя взгляд на меня. Я отрицательно качаю головой, прося подождать ещё чуть-чуть. Смотрю, как оператор наведения антенны Артев Валерий Иванович снимает руки с ручек управления пульта, вытирает вспотевшие ладони и опять берётся за ручки управления. Он готов в любую секунду, получив команду на автономный поиск объекта, включиться в работу. Все и всё в зале комплекса, как и на всём судне, в отчаянном напряжённом ожидании. После 14 секунды, как выстрелы по залу «Мезона», пошли доклады от всех операторов:

— Есть сигнал!

— Есть захват!

— Сигнал устойчивый!

Всё вокруг всколыхнулось и закрутилось. Теперь-то я точно знаю, операторы ни за что объект не упустят. Иду к себе, вхожу в машинный зал ЭВМ. Повсюду разбросаны перфоленты, на дверцах МОЗУ висят распечатки ЦУ с АЦПУ (автоматическое цифровое печатающее устройство), всё в разбросанном виде на палубе. У нас всегда существовала договорённость: без разрешения баллистиков ничего не трогать и не убирать. Специалисты отделения СТИ обрабатывают телеметрическую информацию, поступающую в реальном времени. Спрашиваю у оператора Юрия Николаевича Васильева: «Как информация?» Юрий поднимает большой палец вверх: «Сигнал мощный, все параметры в обработке!» Весь комплекс работает как обычно. Оператор командной радиолини Панкрашин Анатолий Иванович наблюдает за прохождением и закладкой уставок на борт «грузовика». Все средства комплекса «Мезон-Р» работают чётко и слаженно, об этом идут доклады начальнику отделения Иванникову Виктору Александровичу. В отделении приёма телеметрии, начальник Слепцов Василий Данилович, принимают устойчивый сигнал.

Баллистики обнимаются. Ура! Мы победили! Электронщики в зале аплодируют.

 

Из 4-томника О.М. Павленко (том 2, стр. 134):

«Наступило время вхождения «Салюта» и «Прогресса» в зону видимости «АСК». «Мезон» выдал команду на включение телеметрического борта грузового корабля. Антенны телеметрической станции МА-9 имеют широкие диаграммы направленности и сразу приняли сигнал. Как только начальник станции МА-9 доложил о наличии сигнала, оператор пульта 615 тут же выдал команду Б-25 – на включение бортового передатчика для комплекса «Мезон». Пошли секунды, а сигнала на «Мезоне» нет. Все смотрели на индикатор приёма сигнала. Ждали обращения желтовато-зелёного пятна на нём в кольцо, говорящее о наличии сигнала. Каждая следующая секунда ожидания тянулась изнурительно долго. У Олега Егорова серебрились капельки пота на лбу и ресницы ни разу не моргнули. На 14-й секунде пятно на трубке дёрнулось и превратилось в долгожданное колечко. По громкой связи прозвучало: «Сигнал устойчивый!»

Пеленгационная антенна захватила сигнал и корректировала расчётную программу наведения. Реальные углы наведения и время регистрировались в форме, пригодной для передачи по каналам связи. Оператор пульта 615 исполнил программу выдачи команд. Николай Ильич рассказывал:

— Вот так «АСК» заложил программу коррекции орбиты на подъём, принял телеметрию и измерил угловые параметры движения объекта.

— «АСК» блестяще выполнил поставленную задачу и передал важную информацию о местоположении «Прогресса-13». Эта информация позволила баллистикам ЦУПа оценить параметры орбиты и убедить Ю.П. Семёнова не проводить быстрый подъём объекта в зоне видимости «АСК», воздержаться до входа «Прогресса» в зону видимости наземных пунктов. В то же время это сэкономило топливо «Прогресса-13» для дальнейших манёвров станции «Салют-7». Дальнейшая программа полёта «Салюта-7» была выполнена, благодаря этому человечество позднее услышало о фамилиях новых героев-космонавтов, а действия коллектива судна и оперативной группы «АСК» оценили, как:

И в нашем ЦУПе вас все знают

И в КИКе знатен вес!

Ведь королёвцы для «Салюта»

На встречу подняли «Прогресс».

Вот и всё об эпизоде в работе баллистика НИС «Академик Сергей Королёв».

Последней надеждой на спасение космического грузовика «Прогресс-13» оказалась командная радиолиния (КРЛ) НИС «АСК» в Атлантике. Выдав серию команд для выведения космического грузовика на расчётную орбиту, оперативная группа управления и сотрудники экспедиции судна спасли не только объект, но и дальнейшую программу полёта станции «Салют-7» с запуском к ней очередной международной экспедиции. Космический «грузовик» «Прогресс-13» доставил на станцию: топливо – 903 кг, сухие грузы -1148 кг, воду – 295 кг. Затем было много новых запусков и стыковок с орбитальной станцией «Салют-7», несколько транспортных пилотируемых космических кораблей «Союз» с международными экипажами, серия транспортных беспилотных грузовых космических кораблей «Прогресс». Случались новые нештатные ситуации, возникали острые моменты в полётах и приключения на орбите, но это было уже потом, после несчастливого номера «13», экспедиционного рейса «АСК» и запущенного объекта.

Я горжусь тем, что судьба подарила возможность быть причастным к управлению космическими полётами. Работа в экспедиции судна, носящего имя основоположника практической космонавтики, была очень ответственной и напряжённой, но интересной и приносящей радостное удовлетворение. Она привносила весомый вклад в дальнейшее развитие космонавтики!

Член Клуба ветеранов МКФ Олег Егоров 

15 января 2018 г.

Редакторы: Е.Целуйко и А.Капитанов

 

P.S. В прилагаемых к воспоминаниям Олега Юрьевича памятных фото, вручённых сотрудникам за 13-й рейс «АСК», к сожалению, не указаны и не изображены работы коллектива судна по «грузовикам «Прогресс-13»
и «Прогресс-14». Это явная ошибка создателей этих «фотошедевров». Особенно по работе с «грузовиком» с несчастливым номером, которую можно было бы приравнять к героическому подвигу!
Родина должна знать своих героев!
Ниже фрагмент из достоверной летописи добрых дел коллектива НИС «Академик Сергей Королёв» его 13-ом экспедиционном рейсе.

А. Капитанов

 

13-й рейс: 01.04.1982г. – 08.09.1982г.(Ялта) — 11.09.1982г.(Одесса).
Экипаж: 118 чел.; экспедиция: 158 чел.
КМ Кирилюк Евгений Викторович, ст.помощник Сигаев Владислав Иванович,
гл.механик Удовенко Василий Антонович.
НЭ Феоктистов Валентин Сергеевич, ЗНЭ-ГИ Мамалыгин Вадим Семёнович,
ЗНЭС Загорулько Виталий Петрович.

Выполнены работы:

«Салют-6» — Отдельные сеансы связи с ОС по контролю состояния её систем
до конца существования станции 29 июля;
«Салют-7» (ДОС-5-2, 17К №125-2), 19.04.82г. Долговременная орбитальная станция, на борту которой работали четыре основные экспедиции и пять экспедиций посещения. Станция прекратила своё существование 7 февраля 1991 года. Суда МКФ почти непрерывно вели контроль работы систем станции, участвовали в ответственных операциях по её управлению;

«Союз Т-5» (7К-СТ №11Л). Управление полётом и контроль работы систем КК с запуска 13 мая (ЭО-1 на ОС «Салют-7», 211 сут., в составе: А.Н.Березовой, В.В.Лебедев), до посадки 27 августа (ЭП-2: Л.И.Попов, А.А.Серебров, С.Е.Савицкая);

«Прогресс-13» (7КТГ №114), 23.05.-06.06. При выводе на орбиту из-за ошибок управленцев наземного КИКа, не успевших вовремя выдать нужные команды, объект терял высоту и мог сгореть в атмосфере. Последней надеждой на спасение на трассе полёта «грузовика» оказалась командная радиолиния (КРЛ) НИС «АСК» в Атлантике. Выдав серию команд для выведения космического грузовика на расчётную орбиту, ОГ и сотрудники экспедиции судна спасли не только объект, но и всю дальнейшую программу полёта ДОС «Салют-7», с запуском к ней очередной международной экспедиции. Космический грузовик №13 доставил на станцию: топливо – 903 кг, сухие грузы – 1148 кг, воду – 295 кг. За вывод КА «Прогресс-13» из аварийного состояния председателем Государственной комиссии и начальником ГУКОС сотрудникам экспедиции НИС «АСК» объявлена благодарность.

«Союз Т-6» (7К-СТ №9Л), 24.06.-02.07. ЭП-1 на ДОС «Салют-7» в составе: В.А.Джанибеков, А.С.Иванченков, Жан-Лу Кретьен – Франция;

«Прогресс-14» (7К-ТГ №117), 10.07.-13.08. Проведён эксперимент «Модель-2» по отработке раскрытия упругой антенны кольцевой формы;

«Союз Т-7» (7К-СТ №12Л), 19.08. ЭП-2 на ДОС «Салют-7» в составе: Л.И.Попов, А.А.Серебров, С.Е.Савицкая;

Связь судна с ЦУП — через спутники связи «М-1».

Порты, точки работ:

Одесса (отход) 01 апреля, для обеспечения программ космических полётов орбитальных станций «Салют-6», «Салют-7» во взаимодействии с КК «Союз» и грузовыми КК «Прогресс».

Точка 44º36′ СШ, 58º57′ ЗД, контроль полёта ДОС «Салют-6» (на высокой орбите), «Салют-7», «Союз Т-5», «Прогресс-13», с 19 апреля по 29 мая.

Виллемстад (Нидерландские Антиллы, о.Кюрасао) 08 июня, для пополнения запасов топлива, воды и продовольствия.

Точка 44º36′ СШ, 58º57′ ЗД, контроль полёта ДОС «Салют-6» (на высокой орбите), «Салют-7», «Союз Т-5», «Союз Т-6», «Прогресс-14», с 19 июня по 23 июля.

Гамбург (Германия) 03-07 августа, для пополнения запасов топлива, воды и продовольствия.

Точка 38º00’СШ, 04º00′ ВД, обеспечение полёта КК «Союз Т-7» 19 августа.

Танжер (Марокко) 31 августа – 01 сентября, для пополнения запасов топлива, воды и продовольствия.

Ялта (приход) 08-10 сентября;

Одесса 11 сентября, возвращение (приход) в порт приписки.

Всего: 163 суток. Пройдено: 26040 миль.

 

Подробнее

Копирайт 2008-2020 ski-omer

Сделано в chwh студии