Региональная общественная организация  - Клуб ветеранов Морского космического флота
карта сайта
Морской космический флот - Региональная общественная организация
 
 
Новости
Объявления
Дни рождения
История флота
Суда
Люди
Память о наших товарищах
РОО «Клуб ветеранов МКФ»
Музей МКФ
Фото
Мемуары, стихи, песни, книги
Книги
Cтатьи
Стихи
Морские песни
Павленко О.М. Космическим мостам нужны океанские опоры!
Павленко О. М. "Океанские опоры первых космических мостов".
Воспоминания моряков МКФ Олюнина Г. и Формина Г.
Герасимов В.И. Мемуары ветерана МКФ
Гаврилов В.К. "Рассказы"
Морские байки от СКИ ОМЭР
Разное
Форум
Гостевая книга
Ссылки
Контакты


Региональная общественная организация - Клуб ветеранов Морского космического флота » Мемуары, стихи, песни, книги 

Гаврилов В.К. "Рассказы"

Валерий Гаврилов
 Елена Уржумова, дочь Гаврилова Валерия Константиновича, ветерана  НИС "АСК", "Бежица" и "КВВ", прислала  воспоминания отца - этот рассказ. 

 

 

Валерий Гаврилов

Рыбалка в плену

 

     В середине октября 1972 года НИС «Академик Сергей Королев» находился в районе западного побережья Африки и в ожидании дальнейших указаний дрейфовал в районе Мавритании. Капитан Борисов Борис Николаевич полагал, что находится в нейтральных водах Атлантики. Погода в этом районе была прекрасная, полный штиль благоприятно сказывался в реализации планов палубной команды. Механики, мотористы и дизелисты экипажа занимались профилактикой технических агрегатов. Сотрудники экспедиции были заняты профилактическими работами на аппаратуре и обширном антенном хозяйстве. Вечером, по установившейся традиции моряки собирались на излюбленном месте судна – корме. Отсюда приятно полюбоваться красивыми закатами солнца, отдохнуть, слушая или рассказывая новости, смешные байки и анекдоты. Периодически на спокойной корме возникали какие-либо громкие споры или вдруг раздавался безудержный хохот вокруг рассказчиков. Корма удобное место для рыбалки и многие в это время охотно выносили свои снасти для лова разнообразных видов рыбы района Дакарской банки. Когда темнело, ловили кальмаров. Блюда из свежеприготовленной рыбы всегда отличались изысканным вкусом, которого не отведать на берегу. А свежее мясо кальмаров было не только ароматным, оно обладало питательным витаминами, избыток которых вызывал у мужчин цветные сны. Ничто не предвещало тревоги, жизнь на судне шла своим размеренным чередом.

     В один из таких вечеров завсегдатай кормы, моторист Жора, прославившийся балагурством свойственным одесситам, вдруг воскликнул: «Смотрите! Около нас постоянно кружит странное судно! Завтра нас будут брать!» Шутка была воспринята «на ура!». Однако шутка оказалась былью…        Следующим утром к нам подошла моторная лодка, небольшой сторожевой катер военно-морских сил Мавритании. На носу сторожевика под чехлом стояло небольшое орудие.  Несколько крупных негров-матросов, с автоматами наперевес, выглядели внушительно и смотрели в нашу сторону не дружелюбным взглядом. Капитан сторожевика, француз по происхождению, через мегафон обратился к капитану с требованием спустить трап для проведения досмотра. Он мотивировал своё требование тем, что мы находимся в территориальных водах суверенного государства, Мавритании, и ловим рыбу.

     Позднее, после разрешения этого инцидента, мы узнали о его причине. Ещё за два месяца до этого случая правительство Мавритании по примеру скандинавских стран, расширивших свои территориальные воды от ста до двухсот миль во время так называемой «тресковой войны», также расширило свои морские границы богатые рыбой. Отмечу, что в территориальные воды можно заходить только с разрешения властей государства в случае прохода этих вод или вынужденной стоянки, связанной с поломкой судна и других непредвиденных ситуациях. Приняв решение о расширении своей экономической зоны, территориальных вод, Правительство Мавритании известило об этом все государства. Министерство Морского Флота СССР своей циркулярной радиограммой информировало весь флот об этих изменениях. Однако по каким-то непонятным причинам радисты нашего судна не довели содержание радиограммы до капитана и его помощников, за что впоследствии были наказаны. Считая, что морская граница Мавритании по-прежнему составляет 50 миль, мы оказались в зоне её экономических интересов и были арестованы.

     В составе экипажа судна была библиотекарь-переводчик Зоя, владеющая несколькими языками, которая легко привела двух капитанов к взаимопониманию. На требование капитана сторожевика, капитан Борисов Б.Н. ответил, что должен информировать свое руководство об аресте и действовать в соответствии с его указаниями, поэтому спустить трап пока не имеет права. Для принятия такого решения требовалось около одного часа.  По громкой связи судна была объявлена тревога по случаю возможного захвата с досмотром судна и палуба в миг опустела. В такой ситуации на научном судне все расходятся по своим рабочим местам, оставаясь в готовности действовать по указаниям руководства.

     По истечении одного часа, как было условлено между капитанами, трап не был спущен. Капитан сторожевика отдал команду расчехлить крупнокалиберный пулемет, приготовить оружие к бою и матросы-громилы встали наизготовку. Капитан советского судна стал призывать к благоразумию капитана сторожевика – не предпринимать вооружённых мер против мирного научно-исследовательского судна, которым мы и являлись. В Москве продолжалось согласование вопроса «об аресте судна», оно  затянулось. Наконец, спустя полтора часа после предъявленных требований мавританских властей, пришла долгожданная радиограмма из Москвы. Капитан приказал спустить трап и допустить на борт двух представителей пограничных властей Мавритании. Результатом коротких переговоров было следовать под конвоем в мавританский порт Сен-Этьен для разрешения конфликта дипломатическим путем. С учётом осадки нашего судна, зайти в мелководную бухту Сен-Этьена не представлялось возможным. Мы бросили якорь в нескольких милях от берега. Для разрешения конфликтной ситуации на сторожевике в Консульство СССР в Мавритании отправились три представителя судна во главе с капитаном. Объявленную ранее по судну тревогу отменили. Моряки высыпали на палубу, посмотреть издали на берега Африки, изумрудную воду кристальной чистоты. С борта судна просматривалось дно бухты, со сновавшей рыбой. Нервное напряжение начинало потихоньку спадать. Вечером на судно приехал представитель консульского отдела СССР в Мавритании. Он прочитал нам лекцию о государстве Мавритания, о налаживающихся дружественных отношениях между нашими странами. Заверил, что конфликт будет решен положительно, без штрафов, но «под арестом» мы должны находиться в бухте в течение пяти дней, а также сообщил о разрешении на ловлю рыбы удочками.

     В том рейсе я был председателем спортивного комитета судна. Чтобы разрядить напряженную обстановку на судне, снять стрессовую ситуацию в коллективе, было решено организовать спортивные состязания с названием «День рыбака». Избрали рыболовецкое жюри, которое контролировало условия рыбалки:

- время ловли было определено с 18 до 20 часов строго по секундомеру;

- ловля рыбы производится только одной снастью;

- весь съедобный улов сдается в общий котел.

          Запись желающих производилась по списку, который был заранее вывешен на доске объявлений.

          Номинация призов:

1.    Самая длинная рыба

2.    Самая маленькая рыбка

3.    Самая тяжелая рыба

4.    Самая красивая рыба

5.    Самая страшная рыба

6.    Наибольшее количество рыбы поштучно

7.    Наибольшее количество рыбы по весу

8.    Наибольшее количество несъедобной рыбы

9.    Женщина-рыболов

   10. Рыболов неудачник

     Среди призов были такие: 5 бутылок шампанского, 4 набора лески с крючками,  духи – для женщины-рыболова. Общее количество участников соревнований - 72 человека, среди них оказалась одна женщина.

     В назначенный час участники вышли на «боевые» позиции. Отсчет времени пошёл по звуку сигнальной сирены.

     Самой длинной, до полутора метров и самой красивой, переливающейся всеми цветами радуги оказалась рыба-сабля, которая по своему виду действительно напоминала холодное оружие. Победитель по двум номинациям  получил шампанское и набор лески с крючками.

Женщина-рыболов выловила пять килограмм съедобной рыбы, среди которой оказалась и самая маленькая рыбка-малёк, всего до одного сантиметра в длину. Участница также получила 2 приза.

     Самой страшной оказалась мурена отвратительного вида, длиной до полуметра, она извивалась как настоящая змея и запутала всю леску. Победитель, соответственно, получил в подарок новую леску.

     Самым тяжелым был черный окунь весом в десять кг.

     Наибольшее количество рыбы оказалось у участника, выловившего пятьдесят штук.

    Наибольшее количество съедобной рыбы, по весу, составило более 100 кг.

    Несъедобными оказались рыбы-прилипалы, сопровождающие акул; а также рыбы питающиеся ракушками, прилипшими к борту судна. Победитель наловил таких штук двенадцать.

     Рыбак-неудачник, получивший подарок в самом начале соревнования, умудрился случайно, за хребет, подсечь малька длиной в два сантиметра. При этом, резко дернув за удочку, её и сломал. От дальнейшего участия в соревновании он был отстранён, но как участвовавший и награждённый был безмерно счастлив и радостен.

     Общий вес улова съедобной рыбы составил около 700 кг. Поймать недостающее до тонны количество нам помешали барракуды, морские щуки-хищники.

     Как председатель комиссии, я не имел права принимать участие в соревновании, поэтому с удовольствием наблюдал за процессом ловли. Наблюдая за азартом участников сверху, я обратил внимание, что на дне в зоне каждого рыболова барракуды делят территорию.  Участок, диаметром в полтора метра, от посягательства других хищных рыб и крючков, охраняла «царствующая» барракуда, вокруг которой и под её присмотром плавала собственная «свита».  Всего таких донных участков насчитывалось до 70-ти штук. Искусством рыболовства было максимально быстро подцепить и вытащить рыбу живой, пока часть её тела не оттяпает барракуда. Голова пойманной рыбы уловом не считалась.

     Итак, жюри свои обязанности выполнило, количество пойманного строго просчитано, длина рыб замерялась, красота рыб и внешнее уродство также получили оценки. Всё взвешено и посчитано. В носовом музыкальном салоне и в торжественной обстановке под музыку самодеятельного ансамбля, в атмосфере общего ликования и смех старшим помощником капитана Новиковым Львом Алексеевичем были вручены призы, молодёжь продолжила вечер танцами. Так на борту арестованного судна коллективу было возвращено хорошее настроение.

 

 

"Встреча в Бискайском заливе"

 

    В процессе приёмателеметрической информации, поступающей с космических кораблей и орбитальныхстанций, сотрудники экспедиции теплохода «Космонавт Владислав Волков» придумалиновшество, которое существенно упростило и ускорило обработку потоков телеметриипри передаче её Центр управления полётами. Мы проинформировали ЦУП о своёмизобретении в целях распространения нашего опыта на других судах Службыкосмических исследований. Заинтересованный во внедрении новых разработок ЦУПдал разрешение на передачу материалов нашего новаторства экспедиции НИС «КосмонавтВиктор Пацаев».

     Заканчивался восьмой месяц нашего плавания,пересекли Атлантику и приближались к европейским берегам.  «Пацаев» шёл навстречу, чтобы подменить насна космической вахте в точке работы. Оба судна торопились, точка встречи быланазначена без учёта метеообстановки, в Бискайском заливе, который в это времягода отличался мощными штормами. И вот, два идеально похожих друг на другаэкспедиционных судна «Космонавт Владислав Волков»  и «Космонавт Виктор Пацаев», встретились.Шторм был настолько мощным, что погружаясь между высоких волн, мы теряли другдруга из вида. В условиях шквального ветра и сильной качки, спустить шлюпкубезопасным способом было невозможно. Возникла проблема, как передать нашиматериалы «Пацаеву» и получить свои письма с большой Земли? В такой ситуациибыл способ исключающий спуск шлюпки. На судах имелись специальныеустройства-пушки, «линемёты», выстреливающие снарядом-линем (крепкий троскоторого другим концом закреплён к корпусу линемёта). По натянутому тросу мы инамеревались обменяться посылками. В результате переговоров, чтобы избежатьстолкновения бортами, капитаны договорились: «Пацаеву» идти впереди, а «Волкову»,- сзади.

 

Встреча судов в Бискайском заливе

     Наш боцман, Валентин Адольфович, оченьопытный моряк, с расстояния между бортами в четыреста метров готовилсявыстрелить линем из «пушки».

Ястоял недалеко от боцмана, наблюдая за его решительными действиями. Свойвыстрел он сопроводил ненормативной лексикой, но в цель попал точно. Сожалениябоцмана заключались в том, что драгоценный линь останется на другом судне. Кто«стреляет», тот с линем и расстаётся. Капитаны судов в это время постояннонаходились на связи, регулируя взаимные передвижения на неопасной дистанциисближения судов.

 

     Взаимообменпосылками начался успешно. Мы передали «Пацаеву» наши материалы с изобретением,а он нам посылки и письма из дома. Вскрыв в каюте свою долгожданную посылку, обнаружилв ней коньяк с конфетами, письма жены и дочери. Коньяк мгновенно спрятал подподушку, на случай появления нежданных гостей. Бегло прочитав письмо, вернулсяна палубу, чтобы понаблюдать за окончанием процесса передачи посылок. А в этовремя, то ли «Пацаев» сбавил ход, то ли наш «Волков» набрал скорость, мы началикатастрофически быстро сближаться, причём наше судно могло вот-вот врезаться вкорму «Пацаева».  Для предотвращениянеминуемого столкновения капитан «Пацаева» резко дал полный ход вперед. Линь,натянутый как струна, к глубокому разочарованию боцмана лопнул. В это же время,внезапно, между судами образовалась глубокая воронка, и наше судно сталозатягивать в неё заваливая набок. С группой товарищей я стоял на верхнейпалубе, и на неё стремительно надвигалась высокая волна, другим бортом «Волков»начал опрокидываться в сторону ямы. Едва успев задраить палубные двери ихватаясь за леера, устремились в стороны своих кают. К счастью корпус судна имелповышенную устойчивость, его яйцевидная форма позволяла держаться на крупных волнахкак «Ваньке-встаньке». После сильного крена «Волков» вскоре выпрямился. Успевпередать нашу почту, «Пацаев» оттифонил прощальный гудок и скрылся за могучимиволнами. Вздохнув с облегчением и не представляя себе последствий резкогокрена, подошли к каютам чтобы уединиться для прочтения полученных писем. Вернувшисьв каюту, увидел бельё, ранее замоченное в тазу, плавающим по полу, а поверхнего - недочитанные письма. Будильник, стоявший прежде на книжной полке,пролетев через каюту, попал в закрепленную на столе3-х-литровую банку, даже не разбив её. Из кают и коридоров доносились брань исаркастический смех соседей. Но, главное, хорошо, что сами они непострадали.  У каждого что-то случилось. Так,у «деда» (официальная морская кличка главного механика), пролетев через каюту,разбился вдребезги магнитофон, превратившись в набор-конструктор из мелкихдеталей. В каюте 1-го помощника капитана разбился большой аквариум, нарассыпанной на полу политической литературе, как на плотах, в поисках воды подпрыгивалирыбки. После кают долго пришлось наводить порядок в лабораториях. Встреча вБискае запомнилась надолго, но и с удовлетворением, ведь главным её итогом былауспешно выполненная задача рейса на «Пацаеве».

Удостоверение Гаврилова В.К.

© Морской космический флот, 2008-2013
Юридическая информация
qwert505@bk.ru

создание сайтов - Webis Group