Региональная общественная организация  - Клуб ветеранов Морского космического флота
карта сайта
Морской космический флот - Региональная общественная организация
 
 
Новости
Объявления
Дни рождения
История флота
Суда
Люди
Память о наших товарищах
РОО «Клуб ветеранов МКФ»
Музей МКФ
Фото
Мемуары, стихи, песни, книги
Книги
Cтатьи
Стихи
Морские песни
Павленко О.М. Космическим мостам нужны океанские опоры!
Павленко О. М. "Океанские опоры первых космических мостов".
Воспоминания моряков МКФ Олюнина Г. и Формина Г.
Герасимов В.И. Мемуары ветерана МКФ
Гаврилов В.К. "Рассказы"
Морские байки от СКИ ОМЭР
Разное
Форум
Гостевая книга
Ссылки
Контакты


Региональная общественная организация - Клуб ветеранов Морского космического флота » Мемуары, стихи, песни, книги 

Cтатьи

 Внимание!  В.Конецкий "Тихая жизнь" (Рассказ Виктора Конецкого, о том как он был вторым помошником капитана на НИС "Невель"

1

2

     2. "Моряк, покрепче вяжи узлы", 1965г.

3

     3. "Над Канадой, над Канадой", 1963г.
     4. "Геркулесовы столбы", 1965г.
     5. "Перекаты" (Всё перекаты, да перекаты...), 1960г.
     6. "Чистые пруды" (Всё что будет со мной...), 1962г.
     7. "Острова в океане" (И вблизи, и вдали - всё вода, да вода...), 1976г.

     Стихи на сайте, написанные на темы посещения нам знакомых портов:
     1. В канадской старой цитадели, 1963г.
     2. Лас-Пальмас (Одолей океана дальность ...), 1970г.
     3. Лиссабон (Над берегом распятье ...), 1986г.
     4. Танжер, 1984г.
     5. Остров Горе (Ах, чёрная Африка, остров Горе), 1970г.
     6. Амстердам, 1997г.
     Если ещё, его стихи о море:
     1. "След в океане" (В ночи Венера надо мной...),1977г.
     2. "След в океане" (Луна над бездною немой...), 1977г.
     3. "За кормой ревун кричит во мгле", 1962г.
     4. "Весёлой зеленью одета".
     5. "Воспоминание о шторме" (Когда висишь у бездны на краю...), 1965г..
    


       
РАЗВЛЕЧЕНИЯ ЛЮДЕЙ В ЗАМКНУТОМ ПРОСТРАНСТВЕ
     (отрывок из книги В.И. Белоглазов <КОСМИЧЕСКИЕ МОРЯКИ ЮБИЛЕЙНОГО>

      В тихую погоду редко кто сидит в каюте. В это время люди не устают смотреть на воду, на небо, особенно на небо. В северном полушарии мы видим одни звезды, а в южном они совсем другие: каждая звезда светит своим особенным блеском - ярким, нежным. Удивительно как ярко горит Южный Крест. Никакой хрусталь, никакие бриллианты не сверкают такими огнями, как горит небо ночью.
     В тропиках в тихую погоду, когда теплоход лежит в дрейфе, когда остановлены машины, чувствуешь, какая теплота и нега разлита в тро-пическом воздухе. Океан днем лежит около корабля как необозримое поле, чуть-чуть волнуясь, а иногда как будто дремлет в тихом покое. Вода прозрачна, как стекло телескопа, неподвижна и взгляд далеко погружается в глубину, следя за живыми существами: за каракатицами, электрическими скатами, скоплениями летучих рыб, выскакивающими как стайка воробьев на поверхность и некоторое время парящими в воздухе над водой. Сначала они летят в одном направлении, а потом, как по команде, меняют курс почти на 90 градусов и погружаются в воду. Я думаю, что это их защитный маневр, так они отрываются от своих пре-следователей - рыб хищников. Ночью океан светится фосфорным светом, который окружает теплоход потоками серебра и голубого пламени. Когда небольшой коллектив людей длительное время находится в ограниченном пространстве, то вопрос об использовании свободного от вахт и работ времени приобретает очень большое значение. В хорошую погоду у нас на палубе играли в нарды. Эту игру матросы почему-то называли шиш-беш. Был баян, на котором матрос Скопин хорошо играл. Пели песни, некоторые хорошо исполняли танец <Яблочко>. Вокруг таких исполнителей всегда собиралось много народу. Шутки, смех. Я раньше уже упоминал, что на борту у нас было две обезьяны -Яшка и Машка. После того как они устроили кавардак, им были сшиты широкие пояса и их держали на привязи. В большинстве случаев они сидели обнявшись и что-то искали в шерсти друг друга. К членам нашего человеческого общества они относились по-разному.
     При приближении к ним одного человека они прятались в раструбы, а к другим охотно шли на руки, сидели тихонечко, перебирая волосики на груди, на голове и даже на бровях. Был у нас в экспедиции Леня Шевченко, так он просто балдел от таких обезьяньих ласк. Некоторые из нашего коллектива от нечего делать пытались научить обезьян полезному труду, например, подметать веником палубу Брали веник и показывали Яшке как это делается, а потом с ним вместе повторяли эти движения помногу раз, много дней. Когда видели, что Яшка уже все понял, разрешали ему проделать эту процедуру самостоятельно Он, стоя на задних лапах, повторял движения, работая веником Пока за ним пристально наблюдал дрессировщик Яшка честно исполнял урок Но как только дрессировщик отвлекался, раскланиваясь на похвалы Яшка сразу выбрасывал метлу за борт. Все хохочут, а дрессировщик разводит руками, хмурит брови, да застенчиво улыбается. Точно такие же результаты были и при учебе Машки Ее учили пить воду из кружки. Учили упорно. Но точно так же, пока на нее смотрели ,она держала кружку возле рта, а как только отворачивались так кружка сразу летела за борт. Вначале была еще одна забава: чаще всего, в какой-нибудь каюте чтобы обезьяны не видели, человек надевал полушубок, вывернутый мехом наружу, на голову напяливал меховую шапку, глаза закрывали темные очки и в таком наряде, на четвереньках, ряженый выползал на палубу к обезьянам. Что тут начиналось! Обезьяны в панике бросались в разные стороны, поднимали такой крик и даже визг, метались, лезли на растры и т.д.
     Потом было замечено, что если даже у них на глазах человек снимал с себя весь этот камуфляж, они еще долго не успокаивались, не брали пищу и всячески показывали свое не расположение, если можно так сказать. Видя, какие стрессовые напряжения они при этом испытывают такие шуточки старпомом было решено прекратить. Многие члены нашего коллектива забавлялись рыбной ловлей, ловили сарганов, золотую макрель, тунцов и даже акул. Сарган - это небольшая рыба, ее длина составляет примерно 30 -40 см. Водится она в прибрежных водах. Вечером, если посветить в воду прожектором, то видно, что сотни сарганов собираются вокруг теплохода и поедают бороду, которой он обрастает за долгие годы плавания. Во время стоянки теплохода в порту большинство наших любителей промышляли сарганов на обычную удочку. За вечер они вытаскивали до десятка рыбин, получая удовольствие не or количества пойманной рыбы, а от самого процесса ловли. Это были настоящие рыбаки. Были и другие. Так, наш третий помощник капитана, взяв обыкновенную проволочную корзину для мусора, привязывал ее к тонкой бечевке, бросал эту корзину в воду и просто черпал ею рыбу, как из аквариума. За вечер он натаскал столько рыбы, что ее хватило на ужин всему экипажу. Золотая макрель - рыба сильная, хищная, длиной до одного метра и весом 8 - 10 кг. Она имеет изумительно красивую окраску. По всей длине ее туловища идут разноцветные полосы: спинка темная, потом тем-но-синяя полоса, которая спускаясь ниже к животу, все больше светлеет, переходя в зеленую, желтую и совсем светлую белую. Наши рыбаки ловили золотую макрель на блесну, привязанную к леске диаметром 1,0 - 1,5 мм. Попав на крючок, эта рыбина бьется, бро-сается в разные стороны, выпрыгивает из воды, стараясь сорваться и уйти. Когда ее вытаскивали, го она так стукалась головой о палубу, что из жабр выступала кровь. Если такую рыбину бросить обратно в воду, то она сначала начинает тонуть, потом, вздохнув, образует кровавое облако и становится добычей акул. Жареная макрель не очень вкусная, зато из нее наш кок делал замечательное заливное блюдо. Тунец нашим рыболовам попадался двух видов: мелкий - длиной до 50 см и весом 1 - 2 кг и крупный - длиной метр и больше. Вес такой рыбины составляет 16-20 кг. Из мелкого варили очень вкусный рыбный суп. Мясо большого жарили. Жареное мясо по цвету напоминает говядину. Для ловли большого тунца использовалась живая наживка, а для подъема его на борт- грузовая стрела. К стреле подвешивали специально сделанный большой сачок. Пойманную рыбину подводили к тому месту, куда было опущено наше сооружение, и. подняв до уровня палубы, сачок отводили к тому месту, куда надо было его опустить. Процесс такой ловли довольно кропотливый и длительный. За несколько дней удавалось поймать рыбы столько, чтобы хватило на второе всему экипажу.
     Ночью, опустив сачок на определенную глубину и направив в это место луч прожектора, можно видеть многих обитателей океана. Свет их привлекает. При быстром подъеме сачка некоторая живность остается в нем. Таким способом ловили мелких тунцов и каракатиц. Когда каракатица оказывалась на палубе, она, если к ней прикос-нуться, выпускала темно-синюю струю жидкости. При попадании этой жидкости на одежду отстирать пятно было не так-то просто. Каракатица имеет десять щупальцев, усеянных множеством присосок разного диаметра: ближе к туловищу их диаметр больше, а к концу щупальцы уменьшаются до размеров однокопеечной монеты. Очевидно этими присосками она пользуется при ловле своей добычи. Мясо каракатицы варили в соленой воде, и некоторые ели его с пивом. Мясо белое, жесткое, своеобразного вкуса, мне не понравилось. Об акулах, строении их тела и образе жизни много рассказано и показано <Командой Кусто>. Однако об отношении человека к акулам, как мне кажется, до сих пор нет единого мнения. В нашем экипаже отношение к акулам было враждебным. Считалось, что их надо уничтожать, и чем больше, тем лучше. Что и делали наши матросы.
     Первую акулу поймал электромеханик. Для этого им был изготовлен крючок из металлического прута диаметром примерно 12-14 мм. Крючок был привязан к металлическому тросу длиной около 2-3 метров, а потом уже шел крепкий канатик. Роль поплавка в его устройстве вы-полняла простая доска. В качестве наживки первый раз использовалась куриная тушка, а в последствии - рыба. Второй конец канатика соеди-нялся с электрическим звонком. Подготовив устройство к действию, приманку и поплавок аккуратно опустили в воду и стали ждать, но поклевки все не было и не было. Все разошлись по своим каютам. Это был не рыбный район океана. Поздним вечером, когда люди отошли ко сну, раздался звонок. Многие про-снувшись, бросились на корму. Стали судорожно выбирать конец и под-водить акулу все ближе и ближе к борту теплохода. Удивительно было то, что акула не сопротивлялась, не билась и не вырывалась, а вела себя как подсеченный лещ, когда его подводят к борту лодки или к берегу.
     Несколько человек, ухватившись за канат, стали поднимать акулу, чтобы вытащить ее на палубу. Когда тело ее оказалось в воздухе, она вильнула хвостом, сорвалась с крючка, шлепнулась в воду и ушла. В дальнейшем, учтя тот факт, что акулы имеют большой вес, технология их подъема на палубу была усовершенствована. Подтянув акулу к корме, ей поднимали только голову, затем на хвост набрасывали петлю, затягивали ее и поднимали акулу на борт вниз головой. На палубе она проявляла свой характер, билась так, что если бы кто-нибудь из промысловиков или зевак чуть оплошал, то от удара акулы хвостом мог оказаться за бортом. Чтобы избежать таких чрезвычайных происшествий, акулу прихо- из челюстей акул делали сувениры, из плавников наш кок варил очень хороший на вкус рыбный суп. Мясо акулы жесткое, поэтому жители прибрежных стран, поймав акулу, закапывают ее в песок, а когда мясо начинает протухать, его употребляют в пищу.
     Альбатрос - это крупная птица, размах ее крыльев доходит до 3-х метров. Для поимки использовалась толстая леска, к концу которой при-вязывалась большая кость с остатками мяса. Кость бросали за борт как можно дальше от теплохода. Альбатросы бросались к этой приманке тот который схватил ее первым, начинал ее глотать. Кость большая и шея у птицы в том месте, где она находится, раздувается так, что нам все видно. Когда приманка проглочена, альбатроса за леску начинают подтягивать к теплоходу. Он сначала кружится на воде, а потом взлетает. За леску его подтягивают и сажают на палубу. Успокоившись, птица отрыгивает приманку, но взлететь с палубы не может, т.к. у нее очень слабые ноги. Альбатросы практически всю свою жизнь проводят на воде и в воздухе. Исключениями является только тот период, когда откладываются яйца и высиживаются птенцы. Альбатрос у старшего поколения моряков считается священной птицей. Поэтому наш капитан, увидев чем занимаются его матросы, ка-тегорически запретил их ловлю. Пойманному альбатросу помогли сложить крылья, подняли и отпустили в родную стихию. Больше ловить альбатросов у нас никто не пытался.
     В этих же водах к борту нашего теплохода однажды приплыл пингвин, небольших размеров. За борт спустили сооружение, которым под-нимали на палубу больших тунцов. Как только сеть немного покрылась водой, пингвин сразу забрался в нее. Сеть подняли и опустили пингвина на палубу. Страха он не выказывал. Оглядев стоящих рядом людей, он деловито стал осматривать теплоход. Переваливаясь, он обошел надстрой-ки, заглянул в румпельную, в коридор, но попасть в него не смог, так как не мог перелезть через комингс. Удивление вызывал тот факт, с какой хозяйственностью (с человеческой точки зрения) он осматривал все палубное хозяйство. Мне показалось, что все делается им осмысленно.
     Матросы притащили рыбы, стали его угощать. Рыбу пингвин ел с большой охотой. Наевшись, он закрыл глаза и задремал. Когда его кто-то пытался будить, дергая за крыло, он, не открывая глаз, поворачивал го-лову в сторону обидчика, щелкал клювом и продолжал спать. Делу время, а потехе час. Пришлось пингвина отпускать в родную стихию, так как получили приказ идти ближе к экватору.
     Общими усилиями кое-как загнали птицу снова в сеть и опустили за борт. И что удивительно, пингвин никак не хотел оставаться в воде. Он плавал вокруг теплохода и, подняв голову в нашу сторону, так жалобно кричал, кажется хотел сказать, чтобы мы не оставляли его одного. Взять пингвина в экваториальные воды, с нашей точки зрения, было не разумно и мы его оставили. Ради объективности следует отметить, что, находясь в многомесячных рейсах, мы ни на один день не теряли связи с Родиной. Наши радисты ежедневно принимали передачи радиовещательных программ советских станций и транслировали их по судовой сети. Все члены нашего экипажа имели возможность обмениваться с родными телеграммами, посылая их на домашние адреса. Мы такой возможности не имели, так как для сохранения секретности все члены экспедиции в судовой роли были расписаны по морским специальностям: кто-то числился механиком, кто-то электриком, радистом и т. д. Поэтому, чтобы не раскрывать своего места жительства, члены экспедиции теле-грамм на московские адреса не посылали. Связь с семьями мы поддер-живали, отправляя радиограммы на адреса родных, живущих в совершенно других городах. Нам родные присылали весточки, используя такой же канал.
 
     ОКЕАНСКАЯ РЫБАЛКА И ПРОЧИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ
5


     19.08.2003. 13:31:36 - Суслов Дмитрий Юрьевич (lubcon@regult.ru) Господа, если есть желание глянуть фотографии и кое чего почитать про похождение НИС "Добровольский" загляните сюда:http://www.dorogi.net/Fishing.shtml Строго не судите, писалось совсем для другой аудитории.....
     С уважением. Суслов Дмитрий. НИС "КГД"

     Предисловие.
     Дорогие друзья! Прошу не судить меня строго за слог и стиль изложения этого "литературного шедевра"! Ибо родился он абсолютно спонтанно, я бы сказал даже случайно. К написанию, меня подтолкнули посты в конференции "Охота и Рыбалка" на сервере Автору.
     Надоело читать о том, как кто-то поймал "карася на полтора килограмма весом и длинной с полторы ладони" и страшно этим гордится, думая, будто крупнее и тяжелее рыба бывает только в детских сказках. Но мне то известно, что всё не так! Это я и попытался донести до моих благодарных коллег и читателей:..
     Начав публиковать в конференции части этого "шедевра", я пришёл к парадоксальному выводу. Оказалось, что тема эта, абсолютно не известна окружающим меня в виртуальном пространстве людям и очень даже интересна! А что может быть лучшим стимулом для писателя, чем живой, горячий интерес читателей?! По этой причине, всё писалось быстро, кусками не связанными друг с другом, именно так, как подсказывало мне сердце, и как воспоминания приходили в голову. В последствии я предпринял попытку соединить всё вместе и хоть как-то облагородить. Результат предоставляю на Ваш суд.

     Автор.

     "Нам не дано знать, когда, и кто решает нашу судьбу. Хотя понятно, что происходит это за долго до рождения и обретения нами возможности хоть как-то вмешиваться в собственную участь:::." Я.

     (Из не опубликованного.)
     Начало.
     Всё собственно началось, ещё в далёком детстве. Однажды, отец подарил мне книгу. На обложке был изображён взбирающийся на волну плот, с хижиной из пальмовых листьев на палубе и парусом с нарисованной бородатой физиономией. Прочитав книгу я узнал, что плот носит гордое имя "Кон-Тики", нарисованная "морда" принадлежит "богу солнца Ра", а книгу написал великий человек, мудрец и путешественник Тур Хейердал. Я забросил любимых "Марка Твена" и "Жюля Верна", перечитав "Путешествие на Кон-Тики", добрый десяток раз подряд, бес передыху. Практически выучив книгу от "доски до доски", наизусть. Я знал имя каждого путешественника и каждого бальзового брёвна, срубленного в Перуанских джунглях для постройки плота. Мне снились длинноухие статуи острова Пасхи, Тихий океан, акулы и полинезийцы с приплюснутыми носами, танцующие ритуальные танцы у костра, под сенью огромных пальмовых листьев. Мама отобрала у меня фонарик, подаренный на день рождения, что бы, я не читал ночью, под одеялом и выдавала книгу не больше чем на час в день. Но, всё это было напрасно, ибо "болезнь" уже пустила свои корни, и победить её было не возможно. Так бы и дремала она глубоко внутри, если бы не случай:..
     Про случай. Заканчивать мне пришлось Энергетический факультет московского Политеха. Какие люди в то время, там только не учились! Народ всё больше взрослый, видавший виды, пришедший за образованием по необходимости, а не потому, что так захотела мама. Вот и посоветовал мне кое-кто из них, подать заявление в Службу Космических Исследований. Для молодого парня тех лет, такая работа казалась чем-то из области фантастики, сродни полёту на Сириус! Не особенно веря в успех затеи, я всё-таки написал такую бумагу и отдал её строгому дяде в "один прекрасный день, в одном очень секретном месте".
     Пролетел год. Жизнь динамично менялась. У меня появилась возможность стать артистом. Надо было всего-то только, записать кассету с тремя любыми песнями в собственном исполнении, накропать автобиографию и передать всё это музыкальному редактору тогдашней "Комсомольской Правды" Юрию Филинову. Помните музыкальный конкурс "Золотой Камертон"? Катю Семёнову, победительницу первого такого конкурса!? Вот о нём и речь: Но в этот момент, мне позвонили из "Службы" и голосом, не терпящим отлагательства, потребовали срочно явиться в "секретное" место. Я не спал ночь, ощущая себя "Буридановым ослом между двумя стогами сена". Но на утро, решение было принято, душа моя стала тверже "легированной стали". Океан! Конечно Океан! Какие могут быть сомнения!? Разве даст мне судьба ещё один такой шанс!!!? А песни под гитару петь, мне и так ни кто не запрещает, главное, что бы в душе не умолкали "лирические струны".
     Потом было первое собрание экспедиции, оформление разных документов, знакомство с коллегами. Тяжёлая медкомиссия, куча разного рода прививок, и ещё через неделю, "в Питер с вещами", на свидание с моим "Кон-Тики":.. Бессонный ночной поезд, утренний Московский вокзал, занесённый снегом Питер, каналы и мосты, хромоногий автобус по территории Морского порта. Угольная гавань, шестнадцатый причал, морской запах "дальних странствий". И вот он сладостный миг свидания! Да!!! Что сказать, эта была любовь с первого взгляда! Он прекрасен. Монументален и суров. Обводы корпуса, якоря, мачты, наводящие "благоговейное почтение" лепестки палубных антенн, подтёки ржавчины на белых бортах. На дворе Февраль, палуба с надстройками вся в снегу, из трубы шлейф лохматого дыма. На палубе суетятся люди. Идёт подготовка к долгому рейсу.
     Ещё через пять дней полный сбор на борту, таможня, пограничники и:: И караван, пробивающийся за ледоколом "Седов", сквозь полутораметровый лёд Балтики в кромешной темноте. Какой там сон! В каюте удары и жуткий скрежет. Льдины крошатся о форштевень. Над бескрайним ледяным полем иссия - белые тоннели ослепительного света из надстроечных прожекторов ледокола. Нам, легче чем остальным - у "Добровольского" вполне приличный "ледовый класс". Но и нас, пару раз серьёзно затирало ледяными глыбами. Следующим днём лёд отступил, и пошла чистая вода Северного моря, потом Датские проливы, Скагерак и прочие узкости, Английский канал и вот она, Атлантика::: Обживаю каюту, притираюсь характером с коллегами по лаборатории, учу матчасть. Через пару дней первый в моей жизни заход в иностранный порт:::.

     Как ловить рыбу на "самодур". Значи, встаёт судно на якорь, на банку. Ну, к примеру, на банку "Ампера", чуть пониже Гибралтарского пролива в Атлантике. Глубина там не большая, метров от пятидесяти до тридцати. Пароход разворачивает по ветру и он стоит себе неподвижно, только покачивается на океанской зыби. Берём значит катушку с леской - чем толще, тем лучше. Размеров не знаю, ибо не рыбак, а так скорее сочувствующий. Ага, далее. Привязываем к концу лески грузило. У нас, самым популярным, была латунная или медная болванка весом килограмма три, а то и все пять (легче нельзя, течением сносит!) Повыше грузила привязываются на длинных поводках тройники с цветными тряпочками. Главное, следить, что бы тройники оказались на разной высоте, а то цепляться станут друг за дружку! Так вот, вязать их надо штук десять - пятнадцать. Но пятнадцать, это максимум - потому как, если больше, не вытянешь - тяжесть большая! Вот, собственно снасть готова. Потом, расталкиваешь у релинга конкурентов, и опускаешь свой "самодур" в воду. Опускать надо быстро, ибо до воды семь метров и под воду тридцать в лучшем случае! Пока грузило об дно "торкнется" измучаешься ждать. Но вот оно и торкнулось. Ждать более нечего, надо тянуть всё обратно. Тянем. И вот тут и начинается самое сложное! Ибо чем выше тянешь, тем тяжелей становится!! По итогу, когда вся конструкция появляется над водой, ты видишь, что на ВСЕХ пятнадцати тройниках висит по рыбине. И весом они совершенно не по двести грамм, а серьёзно более! Потом переваливаешь всё через борт и начинаешь отцеплять. Ох помню, и намучался же я в первый раз!!! Короче, восемь больших, деревянных ящиков, выставляемых на корму Шеф-поваром, коллектив из десяти человек, забивает за пятнадцать минут. Такая "рыбалка" на мой взгляд конечно в кайф, но интрига отсутствует напрочь!!!! Может по этому, я и не слишком люблю рыбалку!
 
     Ловля кальмаров. Собственно, для того чтобы в ваших руках оказался тухлый кальмар, коего так любят акулы, его надо в начале поймать. Вот с этого увлекательного занятия мы и начнём!
6

     Для ловли кальмара пароходу вовсе не обязательно стоять на "яшке". Вполне достаточно просто "лежать" в дрейфе. Скажем, где ни будь в Гвинейском заливе, поближе к экватору, в точке 8" 18". Замечу, что кальмар существо очень шустрое и прожорливое, и в такой же степени ночное. Ловить его можно только с наступлением темноты, причём полной. Потом на корме зажигается яркая люстра или прожектор, направляется сей осветительный прибор под "подзор" на воду. Свет привлекает кальмара и разных мелких существ-рачков, которыми кальмар питается. Так же свет нужен для того, чтобы "заряжать" специальную снасть с помощью которой, этих шустрых гадов и ловят. В простонародье снасть эту называют "кальмарницей" и покупают в "маклацких" магазинах где ни будь в Лас-Пальмосе на острове Гран-Канарья или в других подобных местах. Хотя, справедливости ради, скажу, что видывал и самодельные. И ловился кальмар на такое "произведение" моряцко-рыболовного искусства даже лучше...
     Но вернёмся к "нашим баранам", в смысле кальмарам. Самая большая хитрость "кальмарницы" заключается в том, что она содержит в своём теле фосфор и может ярко светится в темноте, если перед заброской её подержать в свете прожектора. Да! Внешне, она представляет из себя сигарообразное, пластиковое тело, длинной десяти - двенадцати сантиметров, противоположный конец от лески которого, увенчан двумя рядами крючков, опоясывающих её вокруг. Так вот, этот "зело хитрый" прибор привязывается к леске, а леска в свою очередь к спиннингу. Размахиваемся и со всей "дури" забрасываем её в темноту, за борт. Слышим шлепок и начинаем быстро крутить катушку. Кальмар, видит такую огромную светящуюся креветку, офигевает и кидается на неё как сумасшедший! И естественно налетает своим "клювом" на крючки. И тут, главное сразу подсечь не дать слабины! Тянуть постоянно поступательно, ибо дашь слабину - сойдёт! Ну вот, вытаскиваем его из воды и он голуба, начинает страшно плеваться, потому, как движитель имеет реактивный. Но вода в нём быстро заканчивается, и вот тут, он начинает извергать чернила. И если ты ещё чайник зелёный, не опытный и поднял его к этому моменту до уровня релингов, будь уверен, уделаешся так, что мыться и стираться придётся долго. По этой же причине, боцман, под страхом смертной казни, запрещает ловить этих шустриков с борта. Заплёвывают пароход так, что палубная команда потом неделю с плота закрашивает! А это, повышенный расход краски, и ужасные трудозатраты.
     Понятно, что ловят "малькаров" вовсе не для того, что бы скормить его акуле, а для применения скажем в любимом моряцком салате. Знаете, такой не хитрый рецепт? Яичко мелко порезать, лучок, риска добавить если есть, и кальмарчика варёного, мелко наструганного и залить всё это дело майонезиком. Вроде не бог весть что, а после шестого месяца рейса кажется райской пищей для гурманов! А если ещё спиртик хорошо настоялся на корочках грецкого ореха! М-м-м-м-м!!! Замечательно!! Так же, хорош "малькар" сушёный. Предварительно просоленный и мелко порезанный ножницами на полоски. Они закручиваются в такую смешную спиральку и честно сказать, лучше закуски к пиву, найти вряд ли можно! Вобла просто отдыхает..:.. Так вот, кальмар у нас уже в руках. Оставляем его до утра в коробке за крышкой кормового трюма и спокойно валим в каюту, слушать "шум винтов подводной лодки" или "сидеть на спине". Кому как нравится. А утром:.. извлекаем его вонюченького из укрытия (если он ещё там и его не скомуниздили конкуренты) и готовим снасть №2, под названием "акульница".....
     Как ловить акулу на "вонючего" кальмара. Продолжаем разговор. И так, у нас есть вонючий кальмар и дивная снасть под названием "акульница". Делается сей сабж, довольно просто. Берётся капроновый фал, толщиной с палец, метров чем больше, тем лучше. К фалу крепится стальной поводок метра два длинной и сечением пять-шесть миллиметров. А к нему в свою очередь вяжем крючок. Вот ему, стальному другу, стоит уделить пару слов. У нас, на "Добровольском" изготовлением крючков занимался один замечательный моторист, по имени Семёныч. Имел он, во первых, золотые руки, во вторых допуск к токарному станку и муфельной печке, а в третьих был у него склад, в котором присутствовали стальные прутки разного диаметра.
     И вот брал он такой пруток, гнул его как надо, отковывал, затачивал и калил до нужной твёрдости. А потом, за дозу спиртяшки, внедрял в массы. Получался такой милый, сорокасантиметровый крючок ужасающего вида. Да, забыл! Ещё нужен кусок пенопласта, такой поздоровее, сантиметров "сорок на сорок". И желательно покрасить его в какой ни будь пошлый цвет, что бы издали было видно, что он твой. Особым шиком считалась Хемпелевская, ярко оранжевая, светоотражающая краска, коей красят крылья капитанского мостика, согласно "Правил Судового Регистра". Но добыть её на пароходе, было делом не простым и не дешёвым. Ну да ладно, это всё шелуха:.. Главное дальше. Дальше, берём нашего "тухлого" друга, насаживаем на крюк, и всю конструкцию аккуратно спускаем с кормы вниз. Обычно, таких штуковин за бортом болтается штук десять - пятнадцать. Они расходятся веером и друг дружке не мешают. Ну вот, снасть заброшена, можно пойти поработать. Дело в том, что акула, не тусится вокруг судна всё время. Она гуляет сама по себе, когда и где ей вздумается, как наши дворовые кошки. И ждать её можно сколь угодно долго.
     Но вот вдалеке, над зыбью появляется плавник. Рыба не торопясь приближается, а чего спешить, "спустимся с горы и:." и начинает нарезать круги вокруг приманок, выбирая что повкусней. Но мы то знаем, что тухлятинка привлекает её больше всего остального! Резкий бросок, рывок в сторону, крючок впивается и акула ощущает боль. Тут начинаются судорожные попытки освободиться. Она не выпрыгивает из воды, как скажем это делает макрель или тунец, а яростно мечется из "стороны в сторону" пытаясь избавится от странного, болезненного ощущения, старается уйти в глубину, но стальной поводок прочно удерживает её, глубоко врезаясь в плоть. В этот момент, информация о том, что акула "на крюке", каким то не постижимым образом разлетается по лабораториям и народ в едином порыве вываливает на палубу.
     Иногда бывает, что эта злобная бестия не успевает спутать все акульницы, но чаще это всё-таки происходит и тогда рыбачкам приходится туго, распутывание дело долгое и мало приятное. Но я не помню случая, что бы народ, не смог достать "добычу" из воды. И так. Подтягиваем "животину" к самому борту и слегка приподнимаем её голову над водой. И она милая, расслабляется и замирает. Дальше, одеваем на фал скользящую петлю, завязанную по принципу "виселичной" и спускаем вниз, к акульей башке. Дальше самое сложное, надо двигать обоими верёвками так, что бы спущенная петля оделась на акулу и прошла за спинной плавник. Правда это только кажется сложным, при наличии небольшой практики вся процедура занимает пару минут. За тем, начинаем тащить животину на палубу, безо всякого уважения, хвостом вверх. Все семь метров подъёма она преодолевает абсолютно индиферентно. Переваливаем тушу через релинги, она шлёпается на палубу, и тут "спасайся кто может", в рассыпную!!
     Мгновенно скрутившись в стальную пружину, она выстреливает в обратную сторону. Если в этот момент хвост попадает по кнехту, раздаётся жуткий удар и тело акулы отлетает на пару метров. Если хвост попал по ногам, то в лучшем случае вы лишитесь части кожного покрова с возможным нагноением, ибо на шкуре всегда найдётся какая ни будь ядовитая дрянь. Либо в худшем случае можно остаться со сломанными ногами. Успокаивается чертовка, только после хорошей оплеухи обухом пожарного топора по темени. Но и после этого зевать, особенно не стоит. Возможны варианты. Во первых может очнуться и наделать дел, а во вторых пальцы в пасть совать категорически не советую. Защёлкнется на смерть, останешься без конечности:.. И так. За чем же стоит ловить акул? На мой взгляд, занятие это лишено всякого смысла, ибо взять с неё кроме челюстей нечего, ну может быть плавники. В пищу идёт только один вид "Голубая акула" (и тут голубая). Да и не по христиански это как-то. Лишать жизни такое потрясающе грациозное и сильное животное, на мой взгляд - грех. Но морячки смотрят на эту проблему с другой стороны: " ..а если ты к ней свалишься, она тебя пожалеет?" спрашивают обычно они. Но как мне кажется, на то ты и человек, что бы не попадать ей в зубы! Ну а коль попал, увы, как в том анекдоте ":..крути свои, они тебе больше не пригодятся!!"
 
   
7
Как ловить макрель. Есть такой очень красивый вид макрели, называемый "Бонито" или "Королевской макрелью". По свирепости и хищности она не уступает акуле, только что на человека не нападает. И является самым большим акульим врагом. Если у парохода появляются одни, других и калачом не подманишь!
     Теперь о способе ловли. Встаём пораньше, часиков в шесть и выходим на палубу. Солнце только-только поднялось из-за горизонта и всё такое розово-жёлтое, мягкое, ласковое и не жаркое. Палуба влажно блестит от ночной росы, то тут, то там валяются летучие рыбы, замерев в последней попытке "встать на крыло". С виду, это обычная селёдка с крыльями, по вкусу кстати, тоже. Их глупых, в ночной темноте привлекают огни палубного освещения и они как мошки слетаются к пароходу. Вообще их очень интересно наблюдать днём, когда они всей стаей удирают от той же макрели. Просто фантасмагорическое зрелище, когда как по команде, стремительно, огромная стая на большой скорости, вспарывая водную гладь, распускает крылышки и как маленькие планёры пролетает метров двести, триста по воздуху.
     Я долго не мог понять, как они ухитряются подняться на такую, достаточно большую высоту!? Представьте, семь метров от воды, это почти третий этаж! Однажды ночью одна такая "воздушная акробатка", со всего разгона, треснула меня по затылку. Было совсем не больно, но очень неожиданно. А когда обнаружил парочку на верхней палубе, перестал удивляться...
     Так вот, макрель приходит к пароходу рано утром, не большой стаей, голов в пять, семь и тихонечко скользит вдоль борта на малой глубине. Сверху, её отлично видно. Вода на столько прозрачна, что можно разглядеть каждый плавник, каждый изгиб ее стремительного тела. Бонито потрясающе красива. Ярко бирюзовая спинка с золотыми боками, выпуклый, упрямый лоб и мощная, чуть выступающая вперёд челюсть. Она воплощает силу и грацию и чем-то напоминает мне торпеду, а если это крупный экземпляр, полуторо - двух метров в длину, то становится понятно, почему акулы стараются держаться от них подальше...... Берём спининг с блесной, на тройник насаживаем кусок всё того же "тухлого друга" и забрасываем рыбам прямо "под нос". Бывает, что макрель не ведётся на такое "угощение", равнодушно отвернув в сторону. Но иногда, следует молниеносный бросок и тут, только держись! Боже мой, какие только пируэты она не вытворяет! Скачки, перевороты и стремительные разгоны с резкими разворотами! Макрель очень достойный и сильный противник. Но и она в конце концов устаёт и затихает. Тут мы её подтягиваем к борту и бросаем в воду специальную сетку. Пару слов о сетке. Она представляет собой металлический, круглый каркас, типа холохупа, на который натянута мелкоячеистая сеть. По краям к ней привязаны три верёвки, сходящиеся в одну на расстоянии двух метров. С помощью такой замечательной снасти, наши умельцы по ночам, выуживают всякую живность из глубин мирового океана. ...Подводим значит это приспособление под добычу, покорно болтающуюся у борта и начинаем поднимать. Иногда смешно смотреть, хвост и голова могут на пол метра свисать за "габарит" сетки! Но ничего, вытаскиваем..... А вечерком, у кого ни будь в каюте, наступает праздник "живота", ибо рыбы вкуснее чем Бонито, найти трудно. Правда следует помнить, что речь идёт об океанской рыбе.

      Ночная рыбалка.
     Пришла пора написать о том, что ещё, и каким способом ловится в океане по ночам. О ловле кальмара говорить уже ни будем, с ним, всё и так понятно:.
     Вообще, как бы мне хотелось передать Вам все ощущения от тропического, ночного океана! Ну представьте, чёрный бархат огромного неба, усыпанный мириадами сверкающих алмазов! Осеннее, подмосковное ночное небо не сравнится с тем звёздным безумием, творящимся на ночном, экваториальном небосклоне! Я как-то брал в рейс немецкий, полевой бинокль, доставшийся по наследству от деда и снятый им, с башки какого то "дохлого" фашиста в районе Зееловских высот в сорок пятом. Очень хороший бинокль! И угораздило меня залезть с ним в такую ночь на самую верхнюю, антенную палубу! Приземлил, я значит корму на лежачий шезлонг, навёл оптику на созвездие "Гончих псов" или как оно там называется, и обомлел!!!! Ощущение крохотной букашки в бесконечности!!! До мурашек, до колик!!! Ребят, не поверите, их там, ТАКОЕ КОЛИЧЕСТВО, звёзд этих!!!! Не вооружённым глазом, мы видим хорошо если десятую, а то и сотую часть!!!! Неделю потом спал плохо, кричал по ночам, пугал соседа по каюте:. Ну ладно, опустимся не грешную землю. Дальше звук, звук океана. Хотите верьте, хотите нет, но океан это живое существо, мыслящее, разумное, со своим характером и привычками. Иногда ему бывает плохо, он сердится, ярится и всыпает нашему брату морячку "по первое число"! Но это происходит не так часто, как кажется. В основном, он добр, меланхоличен и спокойно спит, вдыхая полной грудью. И тогда, по его поверхности "гуляют" холмы, они не катятся как гребни волн, а "вырастают" из глубины, нежно убаюкивая пароходы.
     Вокруг, абсолютная тишина и безветрие. Такая тишина, какая бывает только в океане при полном штиле, ночью. Стоишь на корме, и слышится только тихое, шуршащее касание воды об перо руля. И всё, больше ни звука. Правда ещё басят дизеля электростанции, но к их тихому звуку привыкаешь на столько, что он вырезается мозгом, как частотным фильтром, и ощущается скорее на уровне вибрации палубы. Воздух как рассол, горяч, солон и влажен. Ночь не приносит прохлады и выходя через клинкетку на палубу, из кондиционированных восемнадцати градусов, окунаешься в знойное пекло. Буквально несколько минут, и на теле конденсируется обильная влага, и майка натирает кожу как наждак. Но всё это чепуха, по сравнению с предвкушением хорошего улова:.. Пароход, лёжа в дрейфе, под ветром, движется боком, как бы наезжая и подминая под себя всё, что всплывает на поверхность, влекомое светом луны, звёзд и обилием планктона мерцающего в темноте россыпью голубоватых огоньков. И если стоять возле мощного прожектора направленного на воду, можно увидеть и поймать массу интересного. Посудите сами, вдруг, в световом круге появляется что-то огромное и белое. Размеры этой "штуки" таковы, что не помещаются в секторе света и только по отдельным фрагментам окраски или величественным, волнообразным движениям "крыльев" можно догадаться, что нас почтила своим вниманием "Королевская Манта". Существо совершенно безобидное, но в силу своих чудовищных размеров и веса не имеющая в океане врагов. Для справки, вес взрослой Манты достигает двух тонн и более. Был смешной случай, когда один чудак, на моих глазах, попытался от нечего делать, подцепить Манту спиннингом. Она появлялась "на глаза" уже раз пятый, спокойно поглощая всякую, вкусную живность и тут этому, с позволенья сказать "рыбачку", пришло в голову на неё "поохотиться". Но пытаться остановить такую величину удочкой, всё равно, что останавливать железнодорожный состав. К несчастью, леска у него стояла "на крупную" и привязал он её к катушке, от души. Манта, скорее всего даже не заметила агрессии в свой адрес, продолжая размеренное, неторопливое скольжение, а удочка:.. В начале за борт ушло метров сто первоклассной лески, потом удилище, как спичка, переломилось возле катушки, а потом и катушка с рукоятью исчезла в темноте. Свидетели этого проишествия, хохотали до судорог. А поскольку мореманы очень "остры на язык", и любят подкалывать друг друга, парню пришлось ещё долго отбиваться и краснеть. Частенько, на огонёк захаживают киты. Внезапно, в тишине, раздаётся звук неторопливого выдоха, а то и нескольких. Как будто, кто-то стравливает давление из толстенной пневматической магистрали:.. С момента запрещения охоты на китов, этим океанским исполинам жить стало значительно вольготней и поголовье здорово увеличилось. И теперь, встретить в Атлантике семью "полосатиков" совсем не сложно. Они очень любопытные, эти киты и это их частенько подводит. А ещё они любят почесаться. Всякие моллюски и прочие паразиты селятся на их спинах и боках целыми колониями и сильно досаждают своим "владельцам". По этому они подныривают под судно и чешутся об киль. Да так чешутся, что по пароходу шорох стоит! Семья, может дрейфовать по близости несколько дней, резвясь вокруг и решая свои гигиенические проблемы.
     Пароход, кстати, тоже здорово обрастает в тропиках. Причём очень интересно, правый борт моллюсками на такой длинной, тонкой ножке, а левый, водорослями, зелёными и густыми как борода господина К. Барабаса. Через три, четыре месяца рейса это становится проблемой, ибо судно теряет в ходу три-четыре узла. Но к счастью, это легко лечится. Стоит зайти в любую пресноводную реку, ну скажем в Ла-Плату, и подняться к Буенос-Айресу, как все водоросли и ракушки отваливаются, и борта вновь становятся чистыми:.
     И вот, стоим мы на наветренном борту, и с семи метровой высоты наблюдаем толщу воды, пронизанную ослепительным светом прожектора. Световой колодец уходит глубоко в воду, преломляясь, размывая и искажая образы, наполняя их загадочными тенями и видениями. Заглядывать в бездну можно до бесконечности, до гипнотического транса, до головокружения:..
     Тут у борта появляются наши старые друзья, рыбки-шарики, или по научному - Тетрадоны. Крупные особи могут попадаться по одиночке, но молодняк держится стайками. Хороша эта рыбка тем, что при испуге, в виде защитной реакции, она раздувается пузырём, выпятив во все стороны колючие иголки. Лучшего экземпляра для изготовления сувениров и придумать трудно. Размахиваемся и забрасываем свою сетку - сачок. Подцепить шустрых рыбок, удаётся не всегда, но бывали случаи, что и по двадцать штук за заброс цепляли! Технология изготовления сувенира проста. Осторожно вскрываем рыбке пузико, вычищаем внутренности и на их место вставляем в зависимости от размера экземпляра, напалечник, презерватив, или камеру от футбольного мяча. Потом, так же осторожно зашиваем разрез, оставляя конец напалечника, презерватива и т.д. для надувания, по середине брюшка.
     За тем, через оставленный конец постепенно надуваем, следя, что бы нитки шва не расходились и вешаем сушится. А через пару дней, когда экземпляр уже дошёл до кондиции, подрисовываем глаза и покрываем лаком. Но это только пол дела. Надо же красиво оформить поделку! Изготовить подставку и собрать всё воедино! Встаёт вопрос, из чего делать эту самую подставку??!! Из чего, из чего, из красного дерева конечно!

 

 

 

 

 

© Морской космический флот, 2008-2013
Юридическая информация
qwert505@bk.ru

создание сайтов - Webis Group